Последние события

Матчи ПФК ЦСКА

Таблица

Акинфеев – о сборной, ЦСКА и рекордах. Очень откровенно

Голкипер ЦСКА и бывший вратарь сборной России Игорь Акинфеев дал интервью Илье Казакову для программы "Футбол России" на телеканале "Россия 24".
Об общении с болельщиками и журналистами

– Сейчас появилось больше времени, чтобы пообщаться с болельщиками хотя бы так, через вас (журналистов). Раньше все время занимали тренировки и игры в ЦСКА, потом игры в сборной, и я понимал, что нормального общения быть не может, потому что все общение проходило в кулуарах сборной, ЦСКА. Мне было так неинтересно. Может, это было неправильно с моей стороны. Хочется спокойно пообщаться, зная, что некуда спешить, что нужно уложиться в эти две минуты, сказать какие-то красивые слова, чтобы все было хорошо. Сейчас у меня немножко больше времени, и я, как, наверное, все видят, стал немножко больше открыт для всех. Какие-то вещи я уже могу рассказывать, раньше это оставалось в пределах команды.

Что изменил ЧМ-2018 в отношении россиян к футболу

– После чемпионата мира, как вы уже заметили, история (в плане внимания болельщиков. – Прим. "СЭ") стала какая-то совсем другая. Хотя я хотел бы сказать людям, что я уже 15 лет играю в футбол на профессиональном уровне, но такого внимания, такой активности на улицах или еще где-то не было. А тут один чемпионат мира и один момент, одно мгновение, которое перевернуло сознание людей. Ты понимаешь, что если ты идешь по улице, и мимо идут 200 человек, то все подойдут к тебе на улице и скажут "спасибо" или еще что-то. У людей стало больше любви к футболу. Она и раньше была, но чемпионат мира – это другая история.

Почему ему не нужен телохранитель

– Что касается телохранителя, то какие-то мысли всегда всплывают в голове. Хочется какой-то закрытости, комфорта. Выйти на улицу, в магазин, в парк. Но при этом я понимаю, что я такой же человек, как и все. Мне, наверное, не нужны такие люди, которые специально будут тебя охранять, оберегать. У меня масштаб немножко ниже. Я к этому не пришел и, наверное, никогда не приду. Я обычный парень, я такой же человек, как и все. И, наверное, мне это не надо.

Как изменилось отношение к критике

– Карьера футболиста скоротечна. 15 лет в сборной... Оглядываешься, ты вроде только начинал, а 15 лет уже прошло. Что касается самого начала карьеры, то это была какая-то сказка, фантастика. Самара, пенальти, победа 2:0. Что касается критики, то в момент взросления, когда тебе 17, 18 или 19 лет, она воспринимается немного по-другому. Кошки скребут на душе, еще что-то. Года два-три назад я пришел к тому, что у всех бывает, и не только футболом наша жизнь хороша. Человека, который крутит гайки, тоже критикуют. Например, у него может резьба сорваться. На телевидении человек может допустить какой-то ляп, и все это заметят. Это нормальная история. Мы все люди, и в первую очередь всегда нужно оставаться человеком. Не всегда это удается. Но с годами я понял, что нельзя ни на кого обижаться. Нельзя вспоминать, что люди критиковали тебя.

Что изменилось после ухода из сборной

– Сейчас нет сборной, нет такого давления. Могу откровенно говорить об этом. Когда ты находишься под прицелом телекамер, под прицелом болельщиков. Во время чемпионата мира я себя всячески успокаивал и понимал, что надо сконцентрироваться на матче и ни о чем не думать. Хотя я прекрасно понимал, что на меня, образно говоря, смотрят 140 миллионов людей, и мне надо их не подвести. И не только их, но и партнеров и болельщиков, которые сидят на стадионе. Могу честно сказать – жизнь становится легче. Нет давления, ты можешь погулять с семьей, детьми. У меня стало очень много свободного времени. Ты можешь как-то варьировать свой график. Поэтому мне сейчас намного комфортнее.

О том, думал ли о завершении карьеры в сборной до ЧМ-2018

– Я, конечно, думал об этом, но не так конкретно, чтобы поставить точку в сборной сразу после финального свистка. Таких мыслей не было. Мысль была одна – сыграть достойный турнир, чтобы страна порадовалась. В первую очередь, наверное, порадовались футболисты. Играть красиво, забивать красивые голы – это удовольствие для спортсменов. А для зрителей – это праздник вдвойне. Мы видели, как гуляет Никольская, как гуляет вся Россия. Что касается финального аккорда, то было обследование в Германии. Оно поставило финальную точку. Мы с доктором сидели и основательно обо всем разговаривали. Мы пришли к выводу, что играть на два фронта нельзя. Многие сейчас говорят: "а почему он ждал два месяца"? Все упиралось в это обследование. Я решил и поставил жирную точку в своей карьере в национальной сборной.

– До чемпионата мира о том, что такой вариант возможен, знали только жена и родители. Когда это все подтвердилось, сожаления не было. Сожалеть ни о чем нельзя. Я все-таки 15 лет играл в сборной. Были хорошие матчи, были плохие. Но все-таки это срок. Для меня это большое счастье, что я провел такую долгую карьеру в национальной сборной. На каких-то турнирах помог, на каких-то – нет. Но самое главное, что это все-таки срок.

О своем отношении к футболу и о планах на будущее

– Матчи моей команды меня затягивают, но футбол по телевизору я не смотрю. Стараюсь смотреть какие-то сокращенные обзоры, чтобы просто быть в курсе. Что касается игрового и тренировочного процесса, то он остался таким же, как было 10 или 15 лет назад. Мне это интересно. Во-первых, это моя работа, а во-вторых, эмоции, которые получает футболист, их очень трудно передать. А когда ты еще и выигрываешь трофей – такие эмоции переживают единицы. У меня этих эмоций было много и надеюсь, что еще будут. Когда шла речь о сборной и параллельно были переговоры в клубе с Романом Юрьевичем (Бабаевым) и Евгением Ленноровичем (Гинером), я знал, что если уйду из сборной и подпишу новый контракт с ЦСКА, то продлю свое футбольное долголетие. Мне хочется сыграть еще во многих матчах. Чемпионат России, Кубок России, Лига чемпионов – не важно. Но я хочу оставить свой след в армейском клубе как можно дольше.

Что мотивирует его продолжать карьеру

– Дело не в рекордах. Люди смотрят в одном направлении и думают, что я играю ради рекордов. Или не я, а кто-то другой. На первом месте то, чтобы спорт для меня продлился как можно дольше. Я хочу, чтобы моя семья, мои дети ходили на футбол как можно дольше. Я хочу быть примером хотя бы для своей семьи. Понятно, что многие (меня) любят, многие не любят, но это уже другая история. Рекорды – это хорошо, но на эти рекорды нельзя опираться. Многие сейчас вспомнят Лигу чемпионов, посмеются. Но мне от этого ни горячо ни холодно. Статистика – вещь такая, что ты можешь проиграть 0:1, играя хорошо. И никто об этом не вспомнит. Дело еще в каком-то азарте. Юношество в нас остается всегда. Надеюсь, что оно во мне будет как можно дольше. Лет до 40 хотя бы.

О сборной России на чемпионате мира

– Было грустно, когда эта история закончилась. Потом был Кремль, потом мы собирались вместе, и как-то все это растворилось, расплылось. Нам было хорошо. Было объединение игроков. Тренировочный процесс был на великолепном уровне. База хорошая. Много факторов можно перечислять. Была душа и человечность в людях. И цель – это самое главное. Когда у тебя есть цель, и тебе ничего не мешает, у тебя есть прямая дорога к этой цели.

Какую цель на ЧМ-2018 ставил главный тренер сборной Станислав Черчесов

– На первом собрании Саламыч нам сказал, что да, наша цель – финал. Не мог сказать, кто как это воспринимал, у кого какие эмоции были в душе. Все люди разные. Но когда прошел групповой этап, когда мы обыграли Испанию, пусть даже по пенальти... Когда мы сравняли счет в матче с хорватами, я понял, что мы можем быть как минимум в полуфинале. Что нужно сделать этот шаг. И когда это все закончилось... Видел, что Артем (Дзюба) плакал, многие другие ребята. А мне не хотелось ни плакать, ни хвататься за голову. Просто пустота внутри. Такое ощущение, что я ничего не понимал. Вот был свет – и конец. Темнота какая-то. Прекрасно понимали, что могли оказаться хотя бы в полуфинале и побороться с англичанами. На первом сборе, когда еще был Кубок конфедераций, Саламыч повторял нам, что мы должны быть там (в финале).

О важности поддержки болельщиков на ЧМ-2018.

– Самое главное для меня – то, что заиграла сборная. Может, это громкие слова, но был действительно праздник. Мы понимали, что это Россия, будет много болельщиков, они от нас ждут. И хотелось этот праздник не испортить. В душе такое было, что мы должны, мы обязаны для страны сделать такой подарок. Может, мы его и не сделали до конца, но мы были честны по крайней мере. Не забывайте, что много писем от болельщиков приходило на базу. Много писем из каждого уголка страны. Могу откровенно сказать, что мы читали эти письма. Думаю, что я вправе об этом сказать. Письма приходили, начиная от Владивостока и заканчивая какой-то глухой деревней. Мы понимали, что люди ждут, переживают, надеются. Вот это единение с народом, какая-то волна пошла позитивная, и мы поняли, что болельщики в нас верят. А когда болельщики верят, это такой эмоциональный подъем, что я просто не могу передать его.

О поддержке на ЧМ-2018 и матче с"Реалом" в "Лужниках" после игры с Испанией

– Объединение с народом произошло, пошла большая позитивная волна. Мы поняли, что в нас верят болельщики – не беру коллег, журналистов. Это такой эмоциональный подъем, который я просто словами не могу передать. После чемпионата мира мы играли в "Лужниках" с "Реалом". Была сумасшедшая поддержка, и я пережил те же эмоции, что были в матче с Испанией. В душе было дежавю прямо.

О подготовке к серии пенальти с Испанией

– Наш тренер вратарей, Гинтарас Стауче перед каждой игрой плей-офф показывал нам записи пенальти, кто как бьет. Ты знаешь пятерку, три из них точно будут бить. И мы все это разбирали. Благодаря ему тоже, все это произошло. Последний пенальти, который везде показывают, – человек бил вообще в правый угол, куда я прыгнул. А мяч ушел немножко сюда, и получилось так красиво.

О завершении карьеры Сергеем Игнашевичем и братьями Алексеем и Василием Березуцкими

– Для меня стало неожиданностью, что Серега и братья заканчивают. Понятно Серега – он в силу возраста, да и на чемпионате мира сыграл. А то, что братья заканчивают… Мы с ними раза три-четыре разговаривали об этом. В итоге я понял, что на следующий сезон их не будет. Признаюсь честно, на встрече с болельщиками прокатилась слеза. Не шучу! Я конечно привык к этим людям, мы провели кучу матчей вместе, выиграли кучу турниров. Пускай у них, у меня были ошибки, мы могли даже поругаться – но после мирились всегда. Это была семейная жизнь между нами. А то, что их сейчас нет… Я понимаю, что через какое-то время и меня не будет, и тех людей, кто сейчас играет. Ко всему надо привыкать и со всем надо мириться.

О контракте с ЦСКА

– Сказал же, что доиграю до сорока, может, до 42-х. Еще помучаю всех своей игрой. (Улыбается.) Почему подписал контракт до 2022-го? Меня спросили в ЦСКА, на какой срок хочу контракт. Сказал, что до 36 лет нужно поиграть на высочайшем уровне, а дальше смотреть. У нас были договоренности, что я отрабатываю срок контракта, а там, если здоровье будет позволять и все будет хорошо, сядем за стол переговоров и переподпишем хоть на десять лет образно.

О сборной-2008 и визите Гуса Хиддинка в Новогорск во время ЧМ-2018

– Часто вспоминаю 2008-й год. Если попадаются ролики в Ютубе, то я удовольствием пересматриваю нарезки. Понимаю, что у нас была команда такая… Обыграли Швецию, где Ибрагимович, Юнберг, Ларссон… Какая-то ностальгия, приятно, что так играли. Вспоминали тренерский штаб, Гус к нам приезжал на чемпионате мира. Для меня это был приятный сюрприз. Посидели, попили кофе перед тренировкой, вспомнили 2008-й год. Потом вышел на поле, пожелал нам удачи. А это перед Испанией было… Как ни крути, а человек он фартовый. Свой процент он внес в нашу победу.

О Дзюбе

– Мы, футболисты, понимали, что Дзюба – настоящий профессионал. Где бы он ни играл – за "Арсенал" или, помню, за "Томь" – везде выделялся, был на острие. Думаю, что он немножко помудрел. Он понимал, что это чемпион мира. Он приехал на турнир вторым форвардом. Та игра с Саудовской Аравией придала ему уверенности. Он вышел, забил, получил некий заряд от болельщиков. В него поверили. И по сей день – смотрю матчи "Зенита" в еврокубках – он играет на топ-уровне. Это нападающий мирового класса. Не побоюсь таких слов.

И снова о критике

– Если я хочу пойти с женой в театр и покупаю билеты туда, то я хочу посмотреть хороший спектакль, хорошую игру актеров. Они должны отдаваться полностью. Если мне не понравится, я также возьму и уйду, буду критиковать. В футболе то же самое. Многие называют его шоу-бизнесом, для меня – это театр. Сидит 80 тысяч в "Лужниках". Ты должен сыграть красиво, забить кучу голов, показать красивый футбол. Тогда тебя полюбят. А если у тебя нет результата, если ты не можешь отплатить людям чем-то, то будет критика, какая-то ненависть, нелюбовь. Ты должен поворачивать народ к себе. Дело не в том, кто тебя любит, – это должно отходить на второй план. Ты все равно не будешь для всех хорошим – как в футболе, так и в жизни.

О Головине

– Он пришел в ЦСКА совсем молодым, еще зеленым. Но потом было видно, как он растет. Викторович (Леонид Слуцкий. – Прим. "СЭ") говорил, что Головин будет топ-звездой и уедет в сильный чемпионат. И когда он начал прибавлять семимильными шагами, то стал топовым игроком. Что касается "Монако" – он поехал, он рискнул. Я видел нарезку его игры – это топ-уровень. Когда он приезжал в сборную, мы его подбадривали. Думаю, "Монако" – это такой этап, он окажется на более высоком уровне.

О трансферах и новом ЦСКА

– Я сам поначалу не понимал – кто все эти люди и где мои старички (смеется)? Подбиралась молодежная команда – все ребята быстрые и умные. Виктор Михайлович (Гончаренко. – Прим. "СЭ") может и хочет работать с молодежью. Потому что бывает тренерский штаб, где не особо верят в людей, где требуют купить топ-игроков. У нас по-другому. По тренировочному процессу видно, как Виктор Михайлович лелеет молодых, с одной стороны. Но с другой – если бы я в свое время столько тренировался, то я бы уже не хотел играть в футбол. Он ищет такую грань – чтобы не распускать, но чтобы люди понимали, что от них хотят. Пока не до конца получается это сделать, Виктор Михайлович и меня просит помочь в каких-то вопросах. Думаю, этот сезон будет переходным. На следующий год ожидаю увидеть более сильную команду, потому что перспективы очень большие.
Поделиться:
Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть
Запинить