Последние события

Матчи ПФК ЦСКА

Таблица

Статистика игроков

Эджуке
11
Эджуке
Нападающий
4
Заболотный
91
Заболотный
Нападающий
4
Чалов
9
Чалов
Нападающий
3
Ахметов
7
Ахметов
Полузащитник
2

Интервью Бохинена — тихого викинга из ЦСКА

О Гончаренко, Оличе, Березуцком и чемпионских задачах.
Эмиль Бохинен присоединился к ЦСКА этой зимой. Тогда он провел всего около недели в команде перед рестартом сезона, а большую часть весенней части чемпионата мучился с мышечными травмами.

К сезону-2021/22 норвежский хав подошел куда более готовым: провел полноценную предсезонку и активно борется за место в составе. Правда, в старте не выходил с первого тура: с «Уфой» Алексей Березуцкий доверил Бохинену только тайм.

На сборах в Австрии корреспондент Sport24 Алина Матинян встретилась с Бохиненым и обсудила:

- чем Эмилю нравится Москва;
- почему холодность скандинавов — не миф и насколько тяжело ему среди эмоциональных русских;
- каково это — пережить две смены тренеров меньше чем за год;
- что нужно ЦСКА, чтобы бороться за трофеи.

Живу около стадиона ЦСКА. Был счастлив выселиться из отеля!

— В ЦСКА сейчас четыре форварда, пять центральных защитников, зато много игроков центра поля. Ты чувствуешь атмосферу конкуренции среди полузащитников?

— У нас много хороших игроков центра поля и только две-три позиции в старте. Конкуренция на каждую игру серьезная. Да, сейчас у нас много полузащитников, если сравнивать с другими линиями, но надо выжимать максимум из сложившейся ситуации. Мне нравится конкуренция.

— Ты уже начал учить русский язык?

— Выучил некоторые фразы и слова, которые помогают общаться на поле. Плюс какие-то простые слова запоминаются со временем. Посмотрим, может, займусь изучением русского более серьезно.

— В первом большом интервью в Москве ты говорил, что живешь в отеле. Что-то изменилось?

— Да, арендую квартиру недалеко от «ВЭБ Арены». Был счастлив выселиться из отеля! Пробыл там около трех недель, не самый приятный период. Но сейчас доволен местом, где живу — и отличный район.

— Уже приглашал семью в Москву?

— Попробую, но пока что это сложно из-за ситуации с коронавирусом в России. Я один, но, надеюсь, как-нибудь ко мне приедут родители, брат и друзья. Для меня это важно.

— Одиночество давит?

— Конечно, это тяжело. Впервые в жизни полностью предоставлен себе, приходится справляться со всем самому. Скучаю по семье: раньше видел их каждый день. Но это часть футбола, это выбор, который я сделал. Пока получаю удовольствие от того, что делаю на поле, все будет хорошо.

— Что насчет твоих партнеров по ЦСКА? С кем общаешься больше всего?

— С иностранцами. Например, с Эджуке. Отличный парень, много времени проводим в комнате на сборах. Ну и другие иностранцы — много разговариваем, встречаемся вне поля. До отъезда Сигурдссона иногда приходил к нему в гости, проводил время с ним и его девушкой. Хорошо, что есть возможность не всегда быть одному. Просто смотреть телевизор — это скучно.

— Ты посмотрел Москву, прогулялся по городу?

— Видел центр, побывал в самых известных местах. Но осталось еще много интересного, хочу увидеть больше. Зимой было слишком холодно и темно, и моими любимыми местами стали торговые центры: «Авиапарк», ЦУМ и ГУМ.

— Уже попробовал что-то из русской кухни?

— Был в каком-то ну очень русском ресторане! Не помню названия, но многие иностранцы идут туда попробовать русскую еду. Я ел салат с яйцами и чем-то еще…

— Оливье?

— Не помню названия, но мне понравилось. Еще попробовал борщ. Не самое мое любимое блюдо, но привыкаю.

— Скучаешь норвежской кухне?

— Норвежцы едят самые разные блюда — от мексиканских до японских. В Москве тоже много самой разной еды. Но я скучаю по маминой еде, по типичным норвежским ужинам.

— Как выглядит твой обычный день в Москве?

— Просыпаюсь, завтракаю (неплотно), еду на базу, которая находится в часе езды от меня, снова ем там. Затем тренировка, занятия в зале, разные процедуры. Потом обед. Заканчиваю где-то в 14:30–15:00 и еду домой. Обычно остаюсь дома, учитывая обстановку с ковидом. Стараюсь не контактировать с большим количеством людей. Иногда иду в ресторан, иногда — на шоппинг или прогулку.

Мы начинаем видеть и понимать, что хочет Березуцкий, пазл сходится

— Зимой ты приходил в команду, у которой были шансы на еврокубки, но все поменялось.

— Мы действительно показали себя не лучшим образом. Это, конечно, не то, чего хотел ЦСКА. Сменился один тренер, затем другой. РПЛ — сложная лига, к тому же я был травмирован, мне было непросто. Прилетел из Норвегии, где мы еще не начали предсезонку, из отпуска попал прямо в тренировки (Бохинен перешел в ЦСКА за 6 дней до рестарта сезона-2020/21 — Sport24). Мой организм не справился — я получил травму и не внес вклад в результаты. Важно понять, почему так произошло — чтобы мы стали стабильнее, без постоянных изменений в составе.

Сейчас мне важно набирать форму и избегать травм, чтобы хорошо начать сезон и стабильно выступать на дистанции. И нам, и персоналу нужно извлечь уроки из прошлого сезона, если не хотим повторения ситуации с травмами.

— Ты знаешь, что текущий сезон стал первым за 20 лет, когда ЦСКА не сыграет в еврокубках?

— Впервые за 20 лет?!

— Да.

— Когда я приходил в ЦСКА, мы боролись за место в Лиге чемпионов. Остаться без еврокубков — не то, на что я надеялся, но такова действительность. Теперь важно использовать это как преимущество — у нас нет игр в Европе, можно сконцентрироваться на чемпионате и Кубке, поставить задачу выиграть оба трофея. Если хорошо проведем сезон — окажемся в Лиге чемпионов в следующем году.

— Прошлый сезон, особенно весенняя часть, полон грустных моментов. Давай вспомним что-то радостное. Что для тебя самое яркое событие за время в ЦСКА?

— Первая игра с «Зенитом», когда я вышел на замену. Важный момент для меня. Игра складывалась тяжело, мы уступали 1:2 (в итоге проиграли 2:3 — Sport24), играли в меньшинстве. Неприятный опыт. Но мы были близки к тому, чтобы взять очки.Еще отмечу последнюю игру в сезоне-2020/21 с «Динамо» (2:3). Поддержка — просто сумасшедшая, великолепная атмосфера и прекрасный опыт!

— Ты не получал много игрового времени. Но чувствуешь какой-то прогресс?

— Прошлый сезон — больше про риск, пробы, ошибки и поиск своего места в новом коллективе. Хотел узнать как можно больше о лиге, команде. Когда переходил в ЦСКА, знал: получить игровое время будет непросто. Тем не менее, я нравился тренеру…

— Березуцкому, Оличу или Гончаренко?

— Так можно сказать про всех трех тренеров, с кем я поработал. Все они вселяли в меня уверенность. Было важно ощущать себя частью команды, тренерской задумки, быть причастным. Когда тренер доверяет, все становится проще — усердно тренироваться, готовить себя к тренировкам и играм.

— За полгода в ЦСКА ты поиграл под руководством трех разных тренеров. Обычно они не меняются так часто.

— Мне приходилось трудно. Приходил в команду, понимая: меня хочет видеть в ней один тренер. Он исчез, появился другой. Удалось завоевать его доверие, почувствовать себя частью плана — а при новом тренере нужно начинать с чистого листа. Тяжело психологически, конечно.

Но я прикладываю максимум усилий, чтобы справиться с этой ситуацией. То же самое скажу про партнеров: все работают усердно. Как игрок ты можешь только полностью отдаваться работе и делать все, чтобы понять тренера, его идеи. Сейчас мы начинаем видеть и понимать, что хочет Березуцкий, пазл сходится.

–Тебя приглашал в команду Гончаренко. Как вспоминаешь его?

— Мы не успели хорошо познакомиться. Из-за травм больше времени приходилось уделять работе с физиотерапевтами. Я много тренировался в зале, а не на поле.

Гончаренко был хорошим человеком, часто разговаривал со мной, хотел, чтобы я как можно быстрее вернулся на поле. Проявлял доверие, давал энергию, необходимую для того, чтобы набрать форму как можно быстрее.

— Как узнал, что Олич покидает ЦСКА?

— Сначала увидел сообщение в командном чате, потом пост в инстаграме. Уход Ивицы — это было удивительно. Оставалось мало времени до предсезонки, я был немного в шоке. Но это футбол, никогда не знаешь, что случится.

— Березуцкий — еще одна легенда ЦСКА. Как он тебе?

— Требовательный, внимательно следит за тем, чтобы каждый выкладывался. Очень увлеченный, понимает мышление игроков, знает, что ожидать от каждого. Уважаю его и как тренера, и как (в прошлом) игрока. Сейчас мы, команда, начинаем понимать его мысли.

— Ты был в ЦСКА, когда Василий и Алексей еще работали ассистентами. Научился их различать?

— Если честно, с трудом! Особенно поначалу. Думаю, сейчас мне проще будет найти отличия, но в первые недели — без вариантов, не различал.

Хочу быть более вовлеченным, показывать больше агрессии

— Твой отец Ларс Бохинен, поигравший в сборной Норвегии и АПЛ, пристально следит за твоей карьерой в ЦСКА?

— Обычно смотрит матчи ЦСКА — даже если меня нет на поле, чтобы иметь представление о команде, текущих делах. Общаемся очень много. Даже во время сборов мы разговариваем каждый день — о тренировках, матчах, команде. Он дает мне советы, особенно когда смотрит матчи. Спрашивает, что я думаю об игре, потом делится своим мнением.

— Отец ведь тебя привел в футбол?

— Да, но всегда говорил, что я могу заниматься чем хочу. То же самое говорил и моему брату — он и не захотел становиться футболистом. Ко мне в жизнь спорт пришел естественно, папа не заставлял. Были и другие интересы, разные хобби, но с самого раннего возраста я знал: хочу заниматься футболом. Другого плана не было.

— Есть стереотип: скандинавы спокойны и хладнокровны. Каково тебе в коллективе, где тренеры и игроки гораздо эмоциональнее?

— Да, разница в наших культурах есть. Воспринимаю это спокойно. Когда на тебя кричат или кто-то эмоционален, важно понимать: это заложено в характере. Ничего личного, просто таков темперамент. Да, иногда нужно заряжать друг друга, но есть разные способы. В ЦСКА отличное равновесие: у иностранцев разная ментальность, но, если собрать нас вместе, все работает очень даже неплохо.

— Василий Березуцкий рассказывал, что тот скандал в подтрибунке в Туле после победы над «Арсеналом» в Кубке начался с того, что кто-то начал кричать на тебя. Это не напугало?

— Даже не понимал, что происходит! Просто ушел с поля в подтрибунное помещение, а там — крики. Даже не понял, почему. Я же не говорю по-русски. Ничего не сказал и не сделал, сразу ушел в раздевалку. Мне было нестрашно, но я был растерян: не понимал, в чем переполох. Я вообще был где-то внутри себя в этот момент, радовался победе.

— Тебе не кажется, что ты и сам становишься более эмоционален в такой атмосфере?

— Хочу быть более вовлеченным, показывать больше агрессии. Работаю над этим. Изначально даже язык тела у меня более спокойный. Но РПЛ — серьезная лига с большим количеством борьбы. Надо действовать быстрее и резче, иначе окажешься на газоне. Отличная возможность научиться, получить новый опыт.

— Когда пришел Олич, что ты знал о нем?

— У него была отличная карьера — он играл в «Баварии», в сборной Хорватии. Я сразу проникся уважением к нему и его опыту. Он играл в отличных командах с множеством отличных тренеров, поэтому прекрасно понимал, что он делает. Я получил удовольствие от работы с ним.

— Как думаешь, ЦСКА вернется на привычный уровень?

— Надеюсь. Будет непросто: позади сложный сезон, менялись тренеры, игроки, много молодежи. Сейчас вырисовывается команда, становится понятен план тренера, все начинает сходиться. Первые 15 игр показательны, но они не решат исхода сезона, мы видели это в прошлом году.

Надо учиться на ошибках и подниматься на ступень выше с каждым туром. Если даже есть проблемы на старте — это не значит, что мы закончим внизу.

Алина Матинян
Поделиться:
Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть
Запинить